East meets west gallery
  • рус
  • en

Беспощадное обнажение

ЦЕНТР ДИЗАЙНА ARTPLAY / 03.12 –28.12.2016

East Meets West Gallery представляет в Центре дизайна ARTPLAY выставку  «Беспощадное обнажение» из серии «Обнаженная натура: Ню, Nude, Nudo, Nu, Desnudo (конец ХХ – начало XXI века)»

Авторы Андрей Диллендорф, Владимир Панкратов, Владимир Пельдяков, Игорь Снегур, Геннадий Трошков, Борис Черствый и Александр Юликов, участвующие в «беспощадном обнажении», не рассматривают тело как живое воплощение совершенства и гармонии.

«История «обнаженной натуры» противоречива и далека от идиллического любования. Парадоксы и горькие догадки о несовершенствах бытия и человека отразились в тех «ню», которые остались нам от Эдуарда Мане и Эдгара Дега, от Гогена и Мориса Дени. Молодой Пикассо и совсем уже распоясался и доставил нашим растерянным глазам шок и расстройство своими варварскими идолами. Но и он, природный мятежник и насмешник, время от времени с упоением возвращался к теме живого, нестрашного и не изломанного тела. И запечатлевал в течение своей долгой жизни нежные очертания форм юных, но уже зрелых женщин, мощные торсы и плечи мужчины – бойца, художника и любовника.»  (А.Якимович)gennadij-troshkov-kariatida-2009-holst-maslo-80x100-courtesy-of-the-east-meets-west-gallery

Наследники искусства 60-х — они не просто отрекаются от прежнего тела человеческого, бывшего предметом обожествления, благостного любования или греховного проклятия. Они становятся сегодня выразителями диагноза, поставленного человечеством самому себе: человек больше не высшая ступень всего живого, не царь природы, не…, не…, …

А раз ОН или ОНА так несовершенны, то их телесная оболочка может походить на манекен или механический конструктор, состоящий из различных деталей, – как например в авангардных работах Александра Юликова из серии «Красная обнаженная», «Обнаженная и город» и др. Однако, Юликов, в отличие от западных минималистов, никогда не порывал с традиционными материалами: холст и краска остаются главными инструментами художника. Эта привязанность к непременным атрибутам живописной практики подчеркивает прямую связь искусства автора с традициями русского авангарда, и, прежде всего, супрематизма Малевича.

«Метафизические технологизмы» Геннадия Трошкова дополняются новыми символами- формами, в которых только угадывается гендерная принадлежность. Воображаемый им мир кажется ему явственнее мира существующего, живого.  «Обнаружив себя в мире уже разъятом модернистами двадцатого века на составляющие, как ребёнок, я собираю явившиеся мне техноморфные элементы, и разыгрываю с их помощью практически театральные преставления на плоскости холста, бумаги или в других материалах.» (Г. Трошков)

Биоморфизм присущ и работам Владимира Панкратова, который отождествляет женщину то с отдыхающей биомассой, растворившейся в песчаном пейзаже, то с танцующими птицами или рыбами, кружащими в вихре фантазий художника.«В графических листах и скульптурах Андрея Диллендорфа тело превращается в своего рода «лего» – головоломку для разбирания и собирания, и при взгляде на эти внушительные (если даже и небольшие) геометризованные образования   возникает мысль, что можно было бы их размонтровать на цилиндры, конусы, шары и другие компоненты, а потом собрать в новом порядке… Тело-растение, тело- облако, тень тела – это концепция Бориса Черствого… Очертания и массы тела истаивают в пространстве или уподобляются корню дерева, кристаллу или обточенному волнами камню – и только отдельные утолщения и набухания намекают на то, что этот природный объект генетически происходит от женского тела». (А.Якимович)

news_rus-02

Игорь Снегур, работающий иногда в рамках «органического конструктивизма», представляет «Женщину-ландшафт», уподобляет ее обточенной гальке. По словам автора «Меняющийся мир провоцирует искать новые конфигурации, не использованные ранее в живописи, расширяя изобразительные пространства, такова стратегия живописи».

Владимир Пельдяков представляет в моделях-скульптурах как будто реальное человеческое тело. Однако и с этим реальным телом происходит трансформация: оно приобретает геометрические черты, сходные с чертами робота. К счастью, превращение в робота не состоялось: пост-авангардная архитектоника скульптуры оказалась способной сохранить не только ясную геометрическую форму, но и перекинуть мост от прошлого века к нынешнему.

Куратор выставки Татьяна Палеева

ОТКРЫТИЕ ВЫСТАВКИ «БЕСПОЩАДНОЕ ОБНАЖЕНИЕ»

Пресс-релиз

«Беспощадное обнажение».

«Обнаженная натура: Ню, Nude, Nudo, Nu, Desnudo

(конец XX – начало XXI века)» Ч. 2

 С 3 по 28 декабря 2016 года EAST MEETS WEST GALLERY представляет в Центре дизайна ARTPLAY выставку из серии «Обнаженная натура: Ню, Nude, Nudo, Nu, Desnudo (конец ХХ – начало XXI века)», которая получила специальное название «Беспощадное обнажение».

Авторы Андрей Диллендорф, Владимир Панкратов, Владимир Пельдяков, Игорь Снегур, Геннадий Трошков, Борис Черствый и Александр Юликов, участвующие в «беспощадном обнажении», не рассматривают тело как живое воплощение совершенства и гармонии.

Наследники искусства 60-х — они не просто отрекаются от прежнего тела человеческого, бывшего предметом обожествления, благостного любования или греховного проклятия. Они становятся сегодня выразителями диагноза, поставленного человечеством самому себе: человек больше не высшая ступень всего живого, не царь природы, не…, не…, …

А раз ОН или ОНА так несовершенны, то их телесная оболочка может походить на манекен или механический конструктор, состоящий из различных деталей, – как например в авангардных работах Александра Юликова из серии «Красная обнаженная», «Обнаженная и город» и др. Однако, Юликов, в отличие от западных минималистов, никогда не порывал с традиционными материалами: холст и краска остаются главными инструментами художника. Эта привязанность к непременным атрибутам живописной практики подчеркивает прямую связь искусства автора с традициями русского авангарда, и, прежде всего, супрематизма Малевича.

«В графических листах и скульптурах Андрея Диллендорфа тело превращается в своего рода «лего» – головоломку для разбирания и собирания, и при взгляде на эти внушительные (если даже и небольшие) геометризованные образования   возникает мысль, что можно было бы их размонтровать на цилиндры, конусы, шары и другие компоненты, а потом собрать в новом порядке… Тело-растение, тело- облако, тень тела – это концепция Бориса Черствого. Этот изощренный маэстро доводит свои графические листы и объемные конфигурации до состояния исчезающего напоминания. Очертания и массы тела истаивают в пространстве или уподобляются корню дерева, кристаллу или обточенному волнами камню – и только отдельные утолщения и набухания намекают на то, что этот природный объект генетически происходит от женского тела». (А.Якимович)

Биоморфизм присущ и работам Владимира Панкратова, который отождествляет женщину то с отдыхающей биомассой, растворившейся в песчаном пейзаже, то с танцующими птицами или рыбами, кружащими в вихре фантазий художника.

Игорь Снегур, работающий иногда в рамках «органического конструктивизма», представляет «Женщину-ландшафт», уподобляет ее обточенной гальке. По словам самого автора «Меняющийся мир провоцирует искать новые конфигурации, не использованные ранее в живописи, расширяя изобразительные пространства, такова стратегия живописи. Этот метод дает возможность согласовывать внешнего и внутреннего человека, возвращая культуре красоту и силу, потерянную ныне». (И. Снегур. Живопись. Графика. Дневник. Размышление. Беседы. Эссе. Москва, 2016 с. 57)

«Метафизические технологизмы» Геннадия Трошкова дополняются новыми символами-формами, в которых только угадывается гендерная принадлежность. Воображаемый им мир кажется ему явственнее мира существующего, живого.  «Обнаружив себя в мире уже разъятом модернистами двадцатого века на составляющие, как ребёнок, я собираю явившиеся мне техноморфные элементы, и разыгрываю с их помощью практически театральные преставления на плоскости холста, бумаги или в других материалах.» (Г. Трошков)

Владимир Пельдяков представляет в моделях-скульптурах как будто реальное человеческое тело. Однако и с этим реальным телом происходит трансформация: оно приобретает геометрические черты, сходные с чертами робота. К счастью, превращение в робота не состоялось: пост-авангардная архитектоника скульптуры оказалась способной сохранить не только ясную геометрическую форму, но и перекинуть мост от прошлого века к нынешнему.

Кажется, сегодняшняя история отношения художника к «обнаженной натуре» слишком противоречива, слишком беспощадна к этому телу. Однако присмотритесь, и вы увидите в нем не любование, а сострадание.  «И в этом смысле перед нами… не культовое, не масскультовое, не сладковато-умильное, а горькое и страшное, безжалостное и призывное. Как крик из бездны.  Как зов с креста: Отец, зачем Ты оставил меня?» (А. Якимович)

Куратор выставки Татьяна Палеева.

«EAST MEETS WEST GALLERY» приглашает Вас на выставку «Беспощадное обнажение. Обнаженная натура: Ню, Nude, Nudo, Nu, Desnudo (конец XX – начало XXI века) Ч.2» в Центре дизайна «ARTPLAY» с 3 по 28 декабря 2016 г.

Ежедневно с 12.00 до 20.00.

Вход свободный.

Центр дизайна ARTPLAY

ул. Нижняя Сыромятническая, 10, стр.3, этаж 2

Тел.: 8 (495) 620 08 83

www.artplay.ru

Смотрите нас на facebook.com, vk.com и youtube.com

EAST MEETS WEST GALLERY

Директор Палеева Татьяна

Тел.: 8 (916) 680 53 90

E-mail: paleeva@emwgallery.com

Скачать пресс-релиз