East meets west gallery
  • рус
  • en

Исчезающая тельная культура

ЦЕНТР ДИЗАЙНА ARTPLAY / 19.04 –21.05.2017

East Meets West Gallery представляет в Центре дизайна ARTPLAY третью выставку из серии «Обнаженная натура: Ню, Nude, Nudo, Nu, Desnudo (конец ХХ – начало XXI века)», получившую специальное название «Исчезающая тельная культура».

Идеалы античности и Возрождения по-разному преломлялись в искусстве более позднего времени. Реализм и импрессионизм первой половины XIX века отвергали как классический идеализм, так и романтический идеализм предыдущей эпохи. В искусстве модерна и постмодерна появляется новое осмысление темы «Обнаженная натура», где искажение образа человека становится константой эстетики и признаком гармонии.

В современном искусстве России унаследованы две тенденции в изображении обнаженной натуры. Одна базируется на пластической гармонии,  на представлении о форме, объединяющей фрагменты в целое, другая –  на свободе от всего, в том числе и от человеческого образа и тела. Фигуративное искусство в большей степени основано на традиции, восходящей к идеалам античности и Возрождения, которые стилистически по-разному преломляются в произведениях современных российских  художников и скульпторов.

Авторы Валерий Бабин, Дмитрий Иконников, Игорь Камянов, Николай Крутов, Карина Назарова, Анатолий Пурлик и Михаил Тихонов работают с фигуративным изображением человека в разных стилях живописи и графики, иногда в эстетике гармонии, иногда – с искажениями этой гармонии.

Валерий Бабин. Полнолуние, 2013, Холст, масло, 120х100

Игорь Камянов. Купальщицы, 2010-2011, Бумага, акрил, карандаш, 70х60

«Живописная выразительность работ Валерия Бабина сродни фрагментам снов, которые мы запоминаем отрывочно, иногда в ярких цветовых пятнах, иногда в образах наших близких и не очень, проходящих словно тени в воспоминаниях о былом. О бабушке, ранним утром замешивающей опару, купальщицах в деревенской речушке, обозах, направляющихся на рынок, молочнике, развозящем по дворам молоко. Почти все обнаженные Бабина оттуда,  из памяти о прошлом..  Его время – это вечность, незыблемая метафизическая категория. Именно здесь истоки сознательного бегства от ненужной суеты цвета и подробной прорисовки деталей».  ( Г. Мажейкина, 2017)

Дмитрий Иконников в своих последних работах снова обращается к мифологии античности и библейским притчам. «Художник творит миф, и зритель становится свидетелем этого творчества, или, точнее сказать,  творения.  Законченные работы в этом отношении почти не уступают энергичным и экспрессивным рисункам художника, где мифологичность  зачастую непосредственно вырастает из композиционного замысла». (А. Толстой, 2010). Новые персонажи его работ на библейские темы «Улисс в ожидании попутного ветра»,  2013, «Изгнание из Рая» и «Петр да Андрей рыбу ловят, а Фома помогает», 2016 продолжают иконниковскую мифологию, «… где вечные сюжеты и индивидуальности  смело и подчас неожиданно сопрягаются с самой животрепещущей современностью, которая проступает вовсе не в приметах сегодняшней повседневности, а, прежде всего, в самом по- доброму ироничном отношении к жизни и автора, и его героев » (А. Толстой, 2010). Гуашь Иконникова на больших цветовых плоскостях приобретает свойства масла с его игрой в просвечивающие,  лессировочные поверхности и разнообразную фактурность в зависимости от типа этой поверхности: ее прозрачности, сыпучести или твердости.

Дмитрий Иконников. Петр да Андрей рыбу ловят, а Фома помогает, 2016. Холст, акрил, 130х170

Работая только на бумаге, он  даже в рамках графического рисунка всегда выходит на глобальные темы жизни и смерти, добра и зла, любви и ненависти.  Сам автор об этом пишет так: «На самом деле я не пишу картин. Я занимаюсь пластическими рассуждениями по поводу цвета, формы, линии, плоскости, жизни, добра и зла, подлости, любви…» Д. Иконников ( 2017)

В постмодернистской стилистике Игоря Камянова реальность существует лишь косвенно, как некое «воспоминание» о событии. Сам объект присутствует, но вот несущественные детали, подробности уходят в тень или покрываются полупрозрачной вуалью.

Конечно, в его живописи и графике в рамках темы обнаженной натуры просматриваются довольно четкие контуры и даже некоторые «намеки» на детали человеческого тела, однако и здесь не присутствует сам автор как субъект создания этого образа. «Реальность модернистской и постмодернистской живописи парадоксальна в том смысле, что отказавшись от идеи субъекта как своей главной темы, эта живопись по-прежнему может создавать яркие, эстетически притягательные образы. И картины Игоря Камянова – ещё одно подтверждение данного вывода. – Изысканная работа со светом, погружённость в нюансы световых оттенков, очень своеобразное – «мягкое» — чувство пространства, лаконичность образов, — все эти качества делают работы Игоря Камянова яркими произведениями современной живописи…» (С. Иванников, 2012)

Николай Крутов. Куртизанка начала ХХ века из Мулен Руж, 2015, Холст, масло, 74х74

Карина Назарова. Эгон Шиле и его модели, 2016. Холст, масло, 155х160

«В фигуративных сюжетах картин Николая Крутова читается его погруженность в пространство холста как поля, на котором разыгрывается драма его героев.  Очень часто сюжеты его картин  перекликаются с драматургией эпоса  античной традиции. Его «Купальщица» свободной позой  и погруженностью в мир природы, возможно, чем-то неуловимым связана с миром Гогена.  «Куртизанка из Мулен Руж» –  с миром, который так любил писать Лотрек. Отсылка к Леже или Пикассо –  это попытка диалога с ними, попытка узнать секреты их художественной выразительности в образах, поговорить на равных. Ведь только так можно приоткрыть завесу таинства созидания образа». (Г. Мажейкина)

Главными объектами творчества Карины Назаровой являются образ человека и среда его обитания. За годы работы она серьезно углубилась в духовную тему, которая связана с ее искренним религиозным чувством, исследовала тему «униженных и оскорбленных», праздничную стихию богемы, тему старости и женского одиночества и многие другие. Но никогда раньше не касалась она темы обнаженной натуры. И вот, это случилось. Работа «Эгон Шиле и его модели»  2016 года, кажется, даже нарисована в манере, напоминающей австрийского художника начала XX века. Написано не просто большое полотно – написана жанровая фреска с крупными  фигурами Эгона Шиле, его подруги Валли Нейциг, его жены и моделей, которые  писал художник. Н. Иванов справедливо называет многие составляющие творческого стиля Карины Назаровой последних лет: «… броская экпрессия композиции, острый пластический контраст, густой и плотный замес живописи, словно синтезирующий и монументальность древней фрески, и живую грубоватую, сокровенную манеру московской школы живописи и земной простоты поэтики « сурового стиля». (Н. Иванов, 2015)

Анатолий Пурлик, …я тоже Тебя люблю. 2016. Дерево, масло, 76х56

Михаил Тихонов, Большие обнажённые-8, 2009. Холст, масло, 200х150

Анатолий Пурлик на моей памяти всегда «увлекался» темой ню. Но со временем от  «сезанновских»  милых образов он переходит к более сложному миру, где рядом с красотой  и гармонией существует мир боли, отчаяния, деформации.  «Обнаженность тела становится ритуальной. Она открывает магический мир чувств, каждое из которых окрашивает реальность или ее часть в свой особенный цвет тепла или холода. Анатолий видит и изображает сокровенные тени душ, освобожденные от посредственности,  предвзятости, хитрой игры или надменной защиты» (С. Тарханова, 2011). Все искусствоведы отмечают необыкновенное символическое значение цвета в работах Анатолия Пурлика.  Часто кажется, что не линия формирует тот или иной образ, удерживая его в границах, а именно цвет. Так, зеленоватые оттенки тела  «Капитолийской Флавии», 2017 вместе с ее монументальным телом добавляют образу весомости и этой самой монументальности, а  «бестелесность»  его «Шаловливых морячек. Ялта, 2016» даже ярче проступает, благодаря экспрессивному обрамлению желто-красно- синей веселой пляжной жизни.


Михаил Тихонов
«Начиная с 2008 года и по сей день,  у меня начали рождаться работы большого формата — «Большие обнажённые». Название моей персональной выставки в Малом Манеже в Москве 2010 года «Нил, Тибр и Евфрат» явилось  и названием всего цикла этих  работ…Я  выбрал эти три имени, как  метафору  для  этого цикла   трёхфигурных  композиций. Женские фигуры, изображённые на этих работах, и явились для меня стихиями, связывающими верх и низ архитектурного пространства холста, где твердью является рисунок, а рекой, стихией , – движение  и сама поверхность холста. Я сознательно строю свои композиции  в определённых  условиях, когда женские фигуры развёрнуты внутрь холста, таким образом, стараюсь  решить   задачу  пространства, основное событие в котором происходит в глубине, как бы за поверхностью холста и обращено  к зрителю». (М. Тихонов, 2010). Черно-белый вариант работ, где автор работает на холсте графитом, выбран им осознанно. Так он хочет самыми минимальными средствами представить зрителю красоту женской фигуры, поэтичность ее позы.

Новая графика в теме ню Михаила Тихонова, кажется, мало отличается от  работ десятилетней давности. По словам В. Пацюкова «Образность пластического присутствия художника словно парит над горизонтом, она абсолютно лишена гравитации и действительно, скорее, принадлежит небу, чем земле…».

В представленных уникальных работах наших авторов так мало общего, но мы нашли ту основу, которая смогла их собрать не только в одном выставочном пространстве, но и на театре нашей с вами современной жизни: они сохраняют для всех нас телесный образ человека, женщины ли, мужчины, — не так важно. Значит, пока говорить, что в российском  искусстве исчезает интерес художника к магии человеческого тела еще рано.

Выставка работает ежедневно с 12:00 до 20:00

Вход свободный.

Куратор выставки Татьяна Палеева

ОТКРЫТИЕ ВЫСТАВКИ «ИСЧЕЗАЮЩАЯ ТЕЛЬНАЯ КУЛЬТУРА»

Пресс-релиз

«Исчезающая тельная культура».

 «Обнаженная натура: Ню, Nude, Nudo, Nu, Desnudo

(конец XX – начало XXI века)» Ч. 3

 С 19 апреля по 21 мая 2017 года в Центре дизайна ARTPLAY EAST MEETS WEST GALLERY проводит третью выставку из серии «Обнаженная натура: Ню, Nude, Nudo, Nu, Desnudo (конец ХХ – начало XXI века)», которая получила специальное название «Исчезающая тельная культура».

Идеалы античности и Возрождения по-разному преломлялись в искусстве более позднего времени. Реализм и импрессионизм первой половины XIX века отвергали как классический идеализм, так и романтический идеализм предыдущей эпохи. В искусстве модерна и постмодерна появляется новое осмысление темы «Обнаженная натура», где искажение образа человека становится константой эстетики и признаком гармонии.

В современном искусстве России унаследованы две тенденции в изображении обнаженной натуры. Одна базируется на пластической гармонии,  на представлении о форме, объединяющей фрагменты в целое, другая –  на свободе от всего, в том числе и от человеческого образа и тела. Фигуративное искусство в большей степени основано на традиции, восходящей к идеалам античности и Возрождения, которые стилистически по-разному преломляются в произведениях современных российских  художников и скульпторов.

Авторы Валерий Бабин, Дмитрий Иконников, Игорь Камянов, Николай Крутов, Карина Назарова, Анатолий Пурлик и Михаил Тихонов работают с фигуративным изображением человека в разных стилях живописи и графики, иногда в эстетике гармонии, иногда – с искажениями этой гармонии.

«Живописная выразительность работ Валерия Бабина сродни фрагментам снов, которые мы запоминаем отрывочно, иногда в ярких цветовых пятнах, иногда в образах наших близких и не очень, проходящих словно тени в воспоминаниях о былом. О бабушке, ранним утром замешивающей опару, купальщицах в деревенской речушке, обозах, направляющихся на рынок, молочнике, развозящем по дворам молоко. Почти все обнаженные Бабина оттуда,  из памяти о прошлом..  Его время – это вечность, незыблемая метафизическая категория. Именно здесь истоки сознательного бегства от ненужной суеты цвета и подробной прорисовки деталей».  ( Г. Мажейкина, 2017)

Дмитрий Иконников в своих последних работах снова обращается к мифологии античности и библейским притчам. «Художник творит миф, и зритель становится свидетелем этого творчества, или, точнее сказать,  творения.  Законченные работы в этом отношении почти не уступают энергичным и экспрессивным рисункам художника, где мифологичность  зачастую непосредственно вырастает из композиционного замысла». (А. Толстой, 2010). Новые персонажи его работ на библейские темы «Улисс в ожидании попутного ветра»,  2013, «Изгнание из Рая» и «Петр да Андрей рыбу ловят, а Фома помогает», 2016 продолжают иконниковскую мифологию, «… где вечные сюжеты и индивидуальности  смело и подчас неожиданно сопрягаются с самой животрепещущей современностью, которая проступает вовсе не в приметах сегодняшней повседневности, а, прежде всего, в самом по- доброму ироничном отношении к жизни и автора, и его героев » (А. Толстой, 2010). Гуашь Иконникова на больших цветовых плоскостях приобретает свойства масла с его игрой в просвечивающие,  лессировочные поверхности и разнообразную фактурность в зависимости от типа этой поверхности: ее прозрачности, сыпучести или твердости.

Работая только на бумаге, он  даже в рамках графического рисунка всегда выходит на глобальные темы жизни и смерти, добра и зла, любви и ненависти.  Сам автор об этом пишет так: «На самом деле я не пишу картин. Я занимаюсь пластическими рассуждениями по поводу цвета, формы, линии, плоскости, жизни, добра и зла, подлости, любви…» Д. Иконников ( 2017)

В постмодернистской стилистике Игоря Камянова реальность существует лишь косвенно, как некое «воспоминание» о событии. Сам объект присутствует, но вот несущественные детали, подробности уходят в тень или покрываются полупрозрачной вуалью.

Конечно, в его живописи и графике в рамках темы обнаженной натуры просматриваются довольно четкие контуры и даже некоторые «намеки» на детали человеческого тела, однако и здесь не присутствует сам автор как субъект создания этого образа. «Реальность модернистской и постмодернистской живописи парадоксальна в том смысле, что отказавшись от идеи субъекта как своей главной темы, эта живопись по-прежнему может создавать яркие, эстетически притягательные образы. И картины Игоря Камянова – ещё одно подтверждение данного вывода. – Изысканная работа со светом, погружённость в нюансы световых оттенков, очень своеобразное – «мягкое» — чувство пространства, лаконичность образов, — все эти качества делают работы Игоря Камянова яркими произведениями современной живописи…» (С. Иванников, 2012)

«В фигуративных сюжетах картин Николая Крутова читается его погруженность в пространство холста как поля, на котором разыгрывается драма его героев.  Очень часто сюжеты его картин  перекликаются с драматургией эпоса  античной традиции. Его «Купальщица» свободной позой  и погруженностью в мир природы, возможно, чем-то неуловимым связана с миром Гогена.  «Куртизанка из Мулен Руж» –  с миром, который так любил писать Лотрек. Отсылка к Леже или Пикассо –  это попытка диалога с ними, попытка узнать секреты их художественной выразительности в образах, поговорить на равных. Ведь только так можно приоткрыть завесу таинства созидания образа». (Г. Мажейкина)

Главными объектами творчества Карины Назаровой являются образ человека и среда его обитания. За годы работы она серьезно углубилась в духовную тему, которая связана с ее искренним религиозным чувством, исследовала тему «униженных и оскорбленных», праздничную стихию богемы, тему старости и женского одиночества и многие другие. Но никогда раньше не касалась она темы обнаженной натуры. И вот, это случилось. Работа «Эгон Шиле и его модели»  2016 года, кажется, даже нарисована в манере, напоминающей австрийского художника начала XX века. Написано не просто большое полотно – написана жанровая фреска с крупными  фигурами Эгона Шиле, его подруги до конца его короткой и трагически закончившейся жизни в 28 лет, его жены и моделей, которые  писал художник. Она сконцентрировала почти все составляющие творческого стиля Карины Назаровой последних лет: «… броская экпрессия композиции, острый пластический контраст, густой и плотный замес живописи, словно синтезирующий и монументальность древней фрески, и живую грубоватую, сокровенную манеру московской школы живописи и земной простоты поэтики « сурового стиля». (Н. Иванов, 2015)

Анатолий Пурлик на моей памяти всегда «увлекался» темой ню. Но со временем от  «сезанновских»  милых образов он переходит к более сложному миру, где рядом с красотой  и гармонией существует мир боли, отчаяния, деформации.  «Обнаженность тела становится ритуальной. Она открывает магический мир чувств, каждое из которых окрашивает реальность или ее часть в свой особенный цвет тепла или холода. Анатолий видит и изображает сокровенные тени душ, освобожденные от посредственности,  предвзятости, хитрой игры или надменной защиты» (С. Тарханова, 2011). Все искусствоведы отмечают необыкновенное символическое значение цвета в работах Анатолия Пурлика.  Часто кажется, что не линия формирует тот или иной образ, удерживая его в границах, а именно цвет. Так, зеленоватые оттенки тела  «Капитолийской Флавии», 2017 вместе с ее монументальным телом добавляют образу весомости и этой самой монументальности, а  «бестелесность»  его «Шаловливых морячек. Ялта, 2016» даже ярче проступает, благодаря экспрессивному обрамлению желто-красно- синей веселой пляжной жизни.

Михаил Тихонов «Начиная с 2008 года и по сей день,  у меня начали рождаться работы большого формата — «Большие обнажённые». Название моей персональной выставки в Малом Манеже в Москве 2010 года «Нил, Тибр и Евфрат» явилось  и названием всего цикла этих  работ…Я  выбрал эти три имени, как  метафору  для  этого цикла   трёхфигурных  композиций. Женские фигуры, изображённые на этих работах, и явились для меня стихиями, связывающими верх и низ архитектурного пространства холста, где твердью является рисунок, а рекой, стихией , — движение  и сама поверхность холста. Я сознательно строю свои композиции  в определённых  условиях, когда женские фигуры развёрнуты внутрь холста, таким образом, стараюсь  решить   задачу  пространства, основное событие в котором происходит в глубине, как бы за поверхностью холста и обращено  к зрителю». (М. Тихонов, 2010). Черно-белый вариант работ, где автор работает на холсте графитом, выбран им осознанно. Так он хочет самыми минимальными средствами представить зрителю красоту женской фигуры, поэтичность ее позы.

Новая графика в теме ню Михаила Тихонова, кажется, мало отличается от  работ десятилетней давности. По словам В. Пацюкова «Образность пластического присутствия художника словно парит над горизонтом, она абсолютно лишена гравитации и действительно, скорее, принадлежит небу, чем земле…».

В представленных уникальных работах наших авторов так мало общего, но мы нашли ту основу, которая смогла их собрать не только в одном выставочном пространстве, но и на театре нашей с вами современной жизни: они сохраняют для всех нас телесный образ человека, женщины ли, мужчины, — не так важно. Значит, пока говорить, что в российском  искусстве исчезает интерес художника к магии человеческого тела еще рано.

Выставка работает ежедневно с 12:00 до 20:00

Вход свободный.

Куратор выставки Татьяна Палеева

East Meets West Gallery

ДиректорТатьянаПалеева

paleeva@emwgallery.com

www.eastmeetswestgallery.com

+7 (916) 680 53 90

Центр дизайна ARTPLAY

ул. Нижняя Сыромятническая, 10,

стр. 3, этаж 2.

Ежедневно с 12.00 до 20.00

www.artplay.ru

+7 (495) 620 08 83

Скачать пресс-релиз