East meets west gallery
  • рус
  • en

НАТЮРМОРТ ЖИВ ИЛИ МЕРТВ?

Центр дизайна ARTLAY / 15.09- 15.10.2020

Нам приятно сообщить, что наша выставка «Натюрморт жив или мертв?» из серии «Живая и неживая природа» открывается 15 сентября 2020 года в Центре дизайна ARTPLAY. Вы сможете посмотреть ее с 15.09.2020 до 15.10.2020.

«А жив ли натюрморт сегодня? – таким отнюдь не праздным вопросом задается в новом оригинальном проекте куратор-искусствовед Татьяна Палеева…

Еще не обретя жанрового статуса, натюрморт (в довольно размытых границах) существовал во времена античности, средневековой готики, европейского Возрождения. Свои жанровые дефиниции он обрел в начале XVII века в английском варианте «тихая жизнь» и в голландском – «мертвая натура» …

Говоря о группе художников, занятых в сегодняшнем проекте, очевидно, что они прошли новаторскую школу, учебный полигон ХХ столетия… Они в большинстве своём встали на сторону интеллектуального освоения мира вещей, синтеза анатомического исследования предмета и широких фантазийных экстраполяций – при сохранении и углублении уникального личностного компонента. Некоторые пошли дальше. Разложили натюрморт на геометрические элементы, предложили новую пространственную реальность» (Н. Иванов).

В выставке принимают участие: Ашот Киракосян, Алексей Ланцев, Анатолий Пурлик, Виктор Корнеев, Владимир Чибисов, Дмитрий Иконников, Елена Белякова, Екатерина Кудрявцева, Константин Инал-ИпаОльга Оснач.

Приглашаем Вас стать нашими гостями в Центре дизайна ARTPLAY в сентябре-октябре 2020.
Куратор выставки Татьяна Палеева.

Выставка работает в Центре дизайна «ARTPLAY» с 15 сентября по 15 октября 2020 г.
Ежедневно с 12.00 до 20.00. Вход свободный.

 

 

ПОХВАЛА НАТЮРМОРТУ

А жив ли натюрморт сегодня? – таким отнюдь не праздным вопросом задается в новом оригинальном проекте куратор-искусствовед Татьяна Палеева. Чтобы ответить на него, необходима хотя бы пунктирная ретроспекция. Еще не обретя жанрового статуса, натюрморт (в довольно размытых границах) существовал во времена античности, средневековой готики, европейского Возрождения. Свои жанровые дефиниции он обрел в начале XVII века в английском варианте «тихая жизнь» и в голландском – «мертвая натура». Таким образом, по самым грубым подсчётам, ему около 400 лет. И в течение этого срока натюрморт самоутверждался, развивался, расширял свой стилистический и тематический диапазон в зависимости от эпохальных событий, смены творческих методов и направлений в искусстве, роста мастерства и масштабов личности авторов.

В биографии жанра известны узловые моменты и «взлётные» периоды, а также годы инерции и временного затишья. Интенсификация и экспериментаторство внутри жанра связаны с выдающимися именами, знаменательными направлениями и объединениями художников. Маяками в этом океане были «малые голландцы» и французские романтики, эмблемы барокко и вненациональные аллегории, немецкие экспрессионисты и итальянские «метафизики», «бидермейеровские» вещицы и парижские «завтраки», опыт Сурбарана и Шардена, Сезанна и Матисса, Пикассо и Дерена, соответственно кубистов и фовистов, наших представителей «Бубнового валета» и «Голубой розы», итальянских футуристов и экспериментов отечественного супрематизма… В этом выборочном беглом перечислении нельзя не заметить особо благоприятного для развития и обострения пластических форм натюрморта времени – это начало прошлого века, пора новаций и метаморфоз, когда жанр, занимающий низшую ступень в иерархии искусства, оказался чуть ли не на переднем плане стилистической полемики, и каждый большой художник оставил в нём своеобразные индивидуальные заметы.

Говоря о группе художников, занятых в сегодняшнем проекте, очевидно, что они прошли новаторскую школу, учебный полигон ХХ столетия. Извлекли уроки и опыт из традиции фрагментарной картины, переосмыслившей классические истоки своей эзотерической природой, противящейся безоговорочному включению в натюрмортный жанр, выламывающейся из обыденного предметного контента, сугубо линейного нарратива. Они в большинстве своём встали на сторону интеллектуального освоения мира вещей, синтеза анатомического исследования предмета и широких фантазийных экстраполяций – при сохранении и углублении уникального личностного компонента. Некоторые пошли дальше. Разложили натюрморт на геометрические элементы, предложили новую пространственную реальность.

В своих абстракциях Константин Инал-Ипа  своеобразной живописной магмообразной беспредметностью вступил в конфликт с главным признаком жанра – конкретной вещественностью. Для него предметом стала сама раскрепощённая стихия живописи, спонтанный мотив цвета в пространстве картины. И это, собственно, не разрушает общую натюрмортную идею, а переводит ее в иное измерение. Несомненный интеллектуал и знаток мировых культурных процессов, Дмитрий Иконников находит в натюрморте способ выразить сиюминутную негу, ностальгию, воспоминание. И некоторые свои композиции неспроста называет «простыми». Как бы целиком отдаваясь собственному, избегающему сложности и пафоса, девизу, что искусство для него «это пластические рассуждения по поводу цвета, формы, линии, плоскости…» С помощью виртуозно использованных, этих инструментов он создаёт пронзительный мотив «Три кактуса», вложив в него живописный аскетизм и графическую утончённость вместе с размытым и бледным пейзажем за окном, мягко аккомпанирующим главной теме. К натюрмортам «ребусного», зашифрованного характера относятся композиции Анатолия Пурлика. Его предельно лаконичный сюжет «С праздником!» выделяется целым рядом ассоциаций от простонародного лубка до рафинированного декупажа, чему способствуют красные геометрические акценты. Этот художник вообще активен в цвете, горазд на театральные арабески.

Есть в этом проекте участники, которых хочется рассматривать в паре. Например, Ашот Киракосян и Елена Белякова сопоставимы не только в плане общих «рокайльных» мотивов, их объединяет гармоничный мелодизм живописи и глубокая поэтическая интрига символики и орнаментальности вещного мира. Первый успешно дошёл до зрителя своим философским циклом «Портреты деревьев». ­. Её «Букет на стуле» и «Лилии» напоминают густоворсные восточные ковры и нежное сфумато «голубо-розовцев» М.Сарьяна и П.Кузнецова. При рассмотрении всех этих живописных натюрмортов наших непосредственных современников вспомнился идеальный образ, сформулированный известным знатоком жанра Юрием Кузнецовым: «Натюрморт есть вторжение в область обоняния, осязания, вкуса и даже звука…»

А само вторжение натюрморта в такую неудобную и непривычную для него область, как станковая скульптура, произошло довольно давно. В проекте снова пара: известных скульпторов Виктора Корнеева и Владимира Чибисова, с авангардным дерзновением и необходимым профессионализмом работающих в предметном жанре и утверждающих самую прямую связь между материалами ваятеля и традиционными объектами натюрморта. Работы Корнеева отличаются философским постижением природы камня и дерева, умением управлять  их выразительными и тактильными возможностями. Если живопись не предполагает непосредственного физического контакта, то скульптура позволяет не только разглядывание, но и прикосновение. Язык камня и его цветовой моделировки делает работы «Утро» и «Натюрморт с арбузом», несмотря на лаконичную природу материала, коммуникативными и ясными. А библейская притча «Жертвоприношение» высвечивает сакральный смысл предметов самим их расположением, тонкой обработкой и тонировкой дерева, которые утепляют и обытовляют вечную тему, создают иллюзию рефлекторного прикосновения. Полихромность материалов, каллиграфическая изощрённость выделки, прихотливость пластических акцентов – характерные качества образов Чибисова. Ему свойственны изобретательность и ажурность работы с растительными мотивами, сновидческая магия своевольных пантеистических фантазий. И, в конечном счёте, умение уйти от обыденности и одномерности образа, насладиться красотой фактуры и рельефа.

Всё вышесказанное не оставляет сомнения в жизнестойкости и насущности в современном искусстве жанра натюрморта, как его ни изменяй, ни трансформируй, ни ставь с ног на голову, ни подгоняй под личную манеру и субъективную кройку. Участники проекта вышли из ведущих художественных вузов («Суриковка», «Строгановка»), где изначально, с древних академических времён, сохраняется верность традиции учебного (постановочного) натюрморта. И в мастерских, где обучались наши художники, такие известные педагоги, как Андрей Васнецов, Николай Андронов, Таир Салахов, Александр Бурганов, закладывали в них основы натюрмортного видения. И каждый, уже в пору зрелости, проявил их сообразно своим принципам и замыслам.

Что из этого получилось, даёт возможность понять разнообразный и плодотворный проект. А мы только выскажем скромную похвалу жанру.

Вокруг художника не всегда бывают люди. Поэтому портрет – счастливая случайность. Но вокруг него всегда громоздятся вещи (от собственной палитры до купленной бутылки вина). Поэтому натюрморт – это профессиональная обыденность художника. Это самый живучий и плодотворный в искусстве жанр. И пока наш бесконечный вещный мир не превратится в стерильную барокамеру, пока не исчезнет из мастерской художника эта пёстрая масса предметов и вещиц, его натюрмортные темы вечны и неисчерпаемы.

Текст к выставке написан искусствоведом Н. Ивановым

Выставка работает в Центре дизайна «ARTPLAY» с 15 сентября по 15 октября 2020 г.
Ежедневно с 12.00 до 20.00. Вход свободный.
Центр дизайна ARTPLAY
ул. Нижняя Сыромятническая, 10, стр.3, этаж 2
Тел.: 8 (495) 620 08 83
www.artplay.ru
Смотрите нас на facebook.com, vk.com и youtube.com
EAST MEETS WEST GALLERY
Директор Палеева Татьяна
Тел.: 8 (916) 680 53 90
E-mail: paleeva@emwgallery.com
www.eastmeetswestgallery.com

[/spoiler]